ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава

Хорус тормознул перед мужиком, одетым в изношенный хитон и чуть передвигающим стертые в кровь ноги. На голове паломника была выбрита тонзура, а в руке он держал пучок резных костяных палочек, попарно связанных бечевкой. Один глаз у него был закрыт кровавой повязкой, и длинноватая полоса пергамента, приколотая к хитону, волоклась по земле.

Мужик ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава даже не тормознул, а только свернул в сторону, чтоб обойти препятствие, но Хорус протянул руку и не отдал ему пройти. И опять человек попробовал свернуть, но напрасно.

– Прошу вас, государь, – заговорил мужик, не поднимая головы, – я должен пройти.

– Для чего? – спросил Хорус. – Что ты делаешь?

На ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава лице человека появилось озадаченное выражение, как будто он никак не мог осознать сущность вопроса.

– Я должен пройти, – повторил он.

Бессмысленность ответа рассердила Хоруса, и он раздраженно отступил в сторону, освобождая дорогу. Человек склонил голову в поклоне.

– Правитель да пребудет с вами, государь, – произнес он.

При этих словах по спине Хоруса ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава пробежала прохладная дрожь предчувствия. В его голове зародилась страшная гипотеза, и он бросился к скульптурам, расталкивая пассивную массу. Он стремительно поравнялся с Сеянусом, уже вступившим на мраморный цоколь у подножия скульптурной композиции, где пара циклопических бронзовых орлов распластала крылья по мрамору высочайшего круглого постамента.

Рослый и очень толстый ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава служитель в сверкающей ризе и высочайшей митре из серебра и золота звучно читал текст из большой книжки в кожаном переплете. Через серебряные рупоры, которые держали над его головой повисшие в воздухе существа, похожие на крылатых деток, глас чтеца разносился по всей площади.

Хорус подошел поближе и увидел, что служитель был человеком ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава только выше пояса. Нижняя часть корпуса представляла собой сложную систему шипящих поршней и латунных стержней, которые соединяли его с трибуной. Присмотревшись, Хорус сообразил, что типичная кафедра стоит на колесной раме.

Он недолго рассматривал служителя и стремительно перевел взор на скульптуры, в конце концов, получив возможность узреть их поблизости.

Их ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава лица тяжело было выяснить тому, кто знал героев так отлично, как знал их Хорус, да и ошибиться в определении личностей было нереально.

Поближе всех стоял Сангвиний, с распростертыми крыльями, схожими на крылья орлов, украшавших каждое здание вокруг площади. Рядом с властелином Ангелов, в сени его крыл, стоял Рогал ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава Дорн, и не выяснить его было нельзя. Фигура с другой стороны не могла быть не кем другим, как Леманом Руссом, с буйной мраморной гривой и волчьей шкурой на широких плечах.

Хорус обошел вокруг группы статуй и вызнал других: Жиллимана, Коракса, Лиона, Ферруса Маннуса, Вулкана и, в конце концов, Джагатая ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава Хана.

Сейчас не оставалось никаких колебаний в личности центральной фигуры, и Хорус посмотрел в лицо Правителя. Непременно, обитатели этого мира считали изображение величавым, но Хорус знал, как далековато ему до оригинала, и осознавал, что нереально передать в скульптуре исключительный динамизм и силу личности Правителя.

Хорус поднялся на цоколь и с этой ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава маленькой высоты поглядел на медлительно кружившую по площади массу людей, пытаясь угадать, что они тут делают.

«Паломники», – внезапно вспыхнуло в мозгу практически забытое слово.

Кричаще увенчанные строения вокруг площади и колоссальные толпы паломников превращали это место не просто в монумент, а в нечто большее.

– Это место поклонения ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава, – произнес Хорус, когда Сеянус тоже подошел к подножию скульптуры Коракса – прохладный мрамор отлично воплощал неразговорчивого брата Хоруса.

Сеянус кивнул.

– Весь этот мир предназначен для прославления Правителя, – добавил он.

– Но почему? Правитель не является богом. Он издержал не одно столетие, чтоб высвободить население земли от кандалов религии. В этом нет ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава никакого смысла.

– Верно, если глядеть с той точки времени, где находились мы. Но если действия будут развиваться этим же порядком, Империум станет таким, – произнес Сеянус. – Правитель обладает даром предвидения, и он лицезрел будущее.

– С какой целью?

– Он истреблял все античные верования, чтоб с течением времени новый культ просто мог поменять их ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава все.

– Нет, – сделал возражение Хорус. – Я не могу в это поверить. Мой отец всегда опровергал хоть какое упоминание о божественности собственной личности. В один прекрасный момент он произнес о старой Земле: на ней жили учителя, которых можно именовать факелами, но были и жрецы, гасившие огнь просвещения. Он никогда бы ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава не смирился с этим.

– И все таки весь этот мир являет собой храм Правителя, – настаивал Сеянус. – И он не единственный.

– Еще есть миры, похожие на этот?

– Сотки, – кивнул Сеянус, – может быть, тыщи.

– Но Правитель лично пристыдил Лоргара за схожее поведение, – не сдавался Хорус. – Легион Несущих Слово ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава построил огромное количество монументов в честь Правителя и подвергал гонениям не один люд за недочет веры. Но Правитель тут ни при чем, он утверждал, что Лоргар позорит его схожими действиями.

– Тогда он еще не был готов к поклонению – он не обладал контролем над Галактикой. Вот почему он нуждался в ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава вас.

Не способен опровергнуть прозвучавшие слова, Хорус отвернулся от Сеянуса и посмотрел в золотой лик собственного отца. В хоть какой другой момент он сбил бы Сеянуса с ног за схожее предположение, но мир вокруг нас свидетельствовал не в его пользу.

Он опять оборотился к Сеянусу.

– Тут изображены только некие из ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава моих братьев, но где же другие? И где я?

– Я не знаю, – отвечал Сеянус. – Я много раз бывал тут, но никогда не лицезрел вашего изображения.

– Я же избранный наместник! – воскликнул Хорус. – Я сражался ради него в тыщах битв. Кровь моих воинов алеет на его руках, а он игнорирует меня, как будто ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава я никогда не существовал?

– Правитель отрекся от вас, Воитель, – продолжал Сеянус. – Скоро он отвернется и от собственного народа, чтоб занять место посреди богов. Он хлопочет только о для себя, о собственной власти и славе. Все мы были обмануты. В его величавых планах для нас не нашлось места, и ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава с течением времени он презрительно отторгнет нас, чтоб вознестись к божественным высотам. В то время как мы выигрывали для него одну войну за другой, он потаенно черпал силы в варпе.

Тягучие песнопения служителя – жреца, как сообразил Хорус, – длилось, и паломники все так же медлительно кружили вокруг скульптуры собственного бога, а ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава слова Сеянуса колоколом бились в мозгу.

– Этого не может быть, – шепнул Хорус.

– Что остается таковой могущественной личности, как Правитель, после того, как он сразит Галактику? Что может его привлечь, не считая статуса божества? И какая ему полезность от тех, кого придется бросить сзади?

– Нет! – заорал Хорус ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава, спрыгнул с возвышения и одним махом свалил жреца на землю.

Аугметический гибрид проповедника и машины оторвался от собственной кафедры и, пронзительно вопя, остался лежать, истекая кровью и маслом. Через трубы летящих в воздухе деток его клики разнеслись по всей площади, но никто из людей, похоже, не собирался ему посодействовать.

Хорус ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава покинул Сеянуса, все еще стоявшего на ступени, и в слепой ярости ринулся в массу. И опять люди расступались перед его быстрым порывом, не обращая никакого внимания на его бегство, как не увидели и возникновения. Спустя несколько мгновений он добрался до края площади и, не смотря, свернул наобум в одну из отходящих ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава улиц. И там было много людей, но они игнорировали его, и Хорус продолжал бежать, видя впереди себя экзальтированные лица, обращенные к виду Правителя.

Покинув Сеянуса, Хорус сообразил, что остался совсем один. И снова кое-где вдалеке прозвучал вой волчьей своры, как будто они продолжали звать его по имени ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава. Он тормознул среди людной улицы, прислушался, но тоскливый клич закончился так же в один момент, как и появился.

Пока он стоял, человеческой поток плавненько огибал его, и опять Хорус сообразил, что никто не проявляет к нему ни мельчайшего энтузиазма. Никогда еще, с того времени как расстался с папой и ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава братьями, он не ощущал себя таким одиноким. В один момент Хорус понял степень собственного тщеславия и гордости, вспомнив, как услаждался восхищением окружающих. С этими идеями возвратилась резкая боль.

Каждое лицо вокруг него выражало слепое преклонение перед теми, кто был увековечен в скульптурах, каждый паломник благоговел перед тем ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава, кого Хорус звал своим папой. Неуж-то эти люди не понимают, что победы, принесшие им свободу, завоеваны его, Хоруса, кровью?

Там должна стоять скульптура Воителя, окруженного своими братьями-примархами, а не скульптура Правителя!

Хорус схватил наиблежайшего фанатика за плечи и начал трясти:

– Он не бог! Он не бог!

Шейка паломника ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава громко хрустнула, и Хорус ощутил, как в его стальной хватке треснули плечевые кости. Испугавшись, он откинул мертвое тело и побежал далее по лабиринту улиц, наобум выбирая направление, как будто желал спрятаться от себя самого.

Каждый лихорадочный поворот приводил его на еще одну улицу, заполненную паломниками, склоняющими головы перед могуществом Бога ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава-Императора. Каждый камень мостовой был исписан похвальными молитвами, реликварии подымалиь на километровую высоту, и целые леса мраморных колонн несли на для себя резные изображения бессчетных святых.

Временами на улицах встречались фанатики; какой-то из них умерщвлял плоть хлыстами, а другой держал на вытянутых руках два шарфа из оранжевой ткани и ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава орал, что никогда не наденет их. Ни в том ни в другом действии Хорус не лицезрел никакого смысла.

Над этой частью городка преклонения летали большие корабли и страшенно раздутые дирижабли со сверкающими медью винтами и большенными турбинными движками. С их раздутых серебристых боков свисали молитвенные знамена, а из ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава темных динамиков, напоминающих формой эбонитовые черепа, неслись протяжные гимны.

Хорус проходил мимо огромного мавзолея, когда из его черной сводчатой двери вылетела свора белокожих ангелов с бронзовыми крыльями и опустилась в собравшуюся перед входом массу. Ангелы с сумрачными лицами зависли над плачущими людьми, а время от времени выдергивали ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава из массы паломников самого неистового и под экзальтированные клики молящихся уносили его под мрачные своды мавзолея.

Хорус замечал, что каждый оконный витраж, каждое резное украшение на двери прославляло погибель, и праздничные погребальные песнопения звучали из труб летающих деток, схожих на плотоядных птиц. На развевающихся знаменах стучали костяные четки, и ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава ветер свистел в пустых глазницах черепов, выставленных в ритуальных шкатулках на больших бронзовых шестах. Болезненная восторженность плотным саваном кутала весь этот мир, и Хорус никак не мог скооперировать темную готическую торжественность новейшей религии с динамической силой логики и убежденности, принесенной к звездам Величавым Крестовым Походом.

Высочайшие храмы и сумрачные ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава усыпальницы сливались перед его очами в размытые пятна; проповедники – люди и модификации – на каждом углу разглагольствовали перед прохожими, перекрикивая безпрерывно звенящие колокола. И всюду, куда бы ни поглядел Хорус, на каждой стенке он лицезрел фрески, картины и барельефы со знакомыми лицами – его братьев и самого Правителя.

Почему нет ни 1-го изображения Хоруса ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава?

Можно пошевелить мозгами, он никогда не существовал. Хорус свалился на колени и поднял к небу сжатые кулаки.

– Отец, почему ты отрекся от меня?

«Дух мщения» показался Локену опустевшим, и он осознавал, что дело не просто в отлете большинства на Давил. Неизменное, вселяющее уверенность присутствие Воителя длительное время ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава принималось как подабающее, и без него корабль как будто осиротел. Большущее сооружение казалось никчемным, как будто орудие, израсходовавшее весь боезапас, – не так давно массивное, а сейчас просто кусочек металла.

Малочисленные группы людей, еще остававшихся на борту корабля, собирались в группки и зажигали свечки, что принуждало Локена еще острее ощущать ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава одиночество и опустошенность.

Все встречные кидались к Локену с вопросами, совсем позабыв о субординации в стремлении выяснить анонсы о судьбе Воителя. Не погиб ли он? Выживет ли? Не протянул ли с Терры руку помощи Правитель, чтоб спасти собственного возлюбленного отпрыска?

Локен сурово отмахивался от всех и, не отвечая ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава на вопросы, торопливо продолжал путь к третьему залу Архива. Он знал, что Зиндерманн должен быть там – ведь он практически не выходил оттуда, как будто одержимый старыми книжками. Локен был должен выяснить как можно больше о ложе Змеи, и он желал сделать это как можно быстрее.

Времени было в обрез ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава, и единственным отклонением от пути в Архив стало посещение апотекариона, чтоб передать Ваддону загадочный клинок анафем.

– Будьте аккуратны, апотекарий, – предупредил его Локен, осторожно поставив древесный футляр на железную поверхность стола. – Это орудие кинебрахов, оно именуется анафем. Клинок выкован из чувствующего металла и очень небезопасен. Я думаю, в нем кроется причина заболевания Воителя ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава. Делайте с ним все, что сочтете необходимым, но поторопитесь.

Ваддон только кивнул, он был поражен тем, что Локен вправду возвратился с полезной находкой. Он с опаской поднял клинок за золотую рукоять и расположил его в камеру спектрографа.

– Я ничего не могу обещать, капитан Локен,– произнес Ваддон, – но я сделаю ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава все, что в моих силах, чтоб получить ответы на ваши вопросы.

– Чем быстрее это случится, тем лучше. И не гласите никому, что орудие находится у вас.

Ваддон опять кивнул и принялся за работу, а Локен продолжил поиски Кирилла Зиндерманна в архивном отсеке флагманского корабля. Сейчас, когда ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава у него появилась цель, чувство слабости малость отпустило. Он интенсивно действовал, пытаясь спасти командира, и это присваивало смысл существованию и рождало надежду на возвращение в целости и сохранности тела и духа Воителя.

В Архиве, как обычно, царила тишь, но сейчас она была напряженной и горестной. Локен прислушался, пытаясь поймать хоть какие-то ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава звуки, и в конце концов, разобрал скрип перьевой ручки, доносившийся из-за стеллажа с книжками. Капитан поторопился в ту сторону. Еще не видя, он уже знал, что отыскал собственного старенького наставника. Только Кирилл Зиндерманн мог так активно царапать пером бумагу.

Как и следовало ждать, Локен нашел ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава Зиндерманна сидячим за этим же самым столом, что и в прошедший раз, а приглядевшись внимательнее, он сообразил, что итератор с того самого денька не покидал собственного места. Вокруг стола валялись бутылки из-под воды и разорванные пищевые пакеты, а на изможденном лице Зиндерманна проступила белоснежная щетина.

– Гарвель, – произнес Зиндерманн ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава, не поднимая головы. – Ты возвратился. Воитель погиб?

– Нет,– ответил Локен.– По последней мере, я так думаю. Еще не погиб.

Зиндерманн поднял голову. Высокие стопки книжек по обе стороны стола угрожали вот-вот обвалиться на пол.

– Ты думаешь?

– Я не лицезрел Воителя с того времени, как его расположили в апотекарион, – уточнил Локен.

– Тогда ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава почему ты тут? Уж наверное не ради лекции о принципах и этике цивилизаций. Что происходит?

– Я не знаю, – признался Локен. – Мне кажется, что-то нехорошее. Кирилл, мне необходимы ваши познания… в эзотерической области.

– Эзотерической? – повторил Зиндерманн, откладывая перо. – Ты меня заинтересовал.

– Члены потаенного братства Легиона перенесли тело ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава Воителя на Давин, в храм ложи Змеи. Храм этот именуется Дельфос, и они говорят, что «вечные духи мертвых вещей» способны его вылечить.

– Ложа Змеи, ты произнес? – переспросил Зиндерманн и стал, будто бы наобум, выдергивать книжки из высившейся перед ним стопки. – Змеи… Становится все увлекательнее.

– Что же все-таки ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава это такое?

– Змеи, – повторил Зиндерманн. – С самых первых дней на всех мирах, где люди были склонны к религии, змея всегда почиталась богом. От горячих и мокроватых тропических зарослей островов Африки до ледяных вод Альбы змеи были объектом преклонения, ужаса и восхищения в равной мере. Я считаю, что мифология змей, может ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава быть, часто встречающаяся посреди людей.

– Как же она попала на Давин?

– Это разъяснить очень легко, – произнес Зиндерманн. – Видишь ли, сначало легенды не передавались словами либо записями, так как числилось, что язык не способен передать правду, содержащуюся в историях. Легенды распространяются не словами, Гарвель, а рассказчиками, и где бы ты ни нашел ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава людей, не принципиально, как они просты и как издавна откололись от основной ветки населения земли, ты всегда отыщешь посреди их рассказчиков. Легенды могут быть представлены пантомимами, молитвенными напевами, танцами либо песнями, время от времени сопровождающимися гипнотическим либо наркотическим воздействием. Легенды могут передаваться обилием методов, но в ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава любом случае способ повествования позволяет привлечь в вещественный мир созидательную энергию, существующую за пределами нашего сознания, и даже вступить в какие-то дела с потусторонними силами. Древнейшие люди верили, что легенды делают мосты меж физическим и метафизическим мирами.

Зиндерманн перелистнул несколько страничек новейшей с виду книжки в красноватом кожаном переплете, а позже ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава повернул ее, чтоб Локен мог разглядеть картинки.

– Вот, тут ясно все показано.

Локен посмотрел на страничку и увидел изображения оголенных дикарей, танцующих с длинноватыми шестами, украшенными змеями, также зигзагообразные тела и спирали на простых гончарных изделиях. На других рисунках были представлены вазы с циклопическими змеями, обвивающими солнце, луну либо ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава звезды, тогда как другие лежали, свернувшись, у корней возрастающих растений либо на животиках беременных дам.

– Что это? – спросил Локен.

– Артефакты, собранные в 10-ках различных миров за время Величавого Крестового Похода, – ответил Зиндерманн, тыча пальцем в набросок. – Разве ты не понимаешь? Гарви, мы носим свои легенды с собой ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава, а не изобретаем их поновой.

Зиндерманн перевернул страничку, показал еще несколько изображений.

– Видишь, змея символизирует энергию, спонтанную созидательную энергию… и бессмертие.

– Бессмертие?

– Да, в стародавние времена люди верили, что способность змеи поменять кожу и таким макаром возвращать для себя юность делает ее причастной к тайнам погибели и возрождения. Они следили за ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава луной, лицезрели, как убывает и опять вырастает небесное тело, и его способность возрождаться навечно связалась в их представлениях с жизнетворными ритмами дам. Луна стала повелительницей двойной потаенны – рождения и погибели, а змея стала ее земным двойником.

– Луна… – вдумчиво протянул Локен.

– Да, – продолжал Зиндерманн, оказавшийся в собственной ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава возлюбленной стихии. – В ранешних ритуалах инициации, когда претендент был должен изобразить погибель и следующее возрождение, луна становилась его божественной мамой, а змей олицетворял священного отца. Несложно додуматься, почему появилась связь меж змеями и способностью к исцелению и почему змея стала объектом поклонения.

– И сейчас происходит то же самое? – выдохнул ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава Локен. – Ритуал инициации?

Зиндерманн пожал плечами:

– Я не могу ответить точно, Гарви. Мне нужно еще почти все просмотреть.

– Скажите все! – востребовал Локен. – Я должен услышать все, что вам понятно.

Напористость Локена несколько обременила задачей Зиндерманна, и он вынул из стопки еще несколько книжек, стал их перелистывать, а капитан Десятой роты выжидающе ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава навис над столом.

– Да, да, – бурчал итератор, переворачивая основательно затрепанные странички.– Да, вот оно. Ах так называлась змея на одном из утраченных наречий старенькой Земли: «нагаш», что, возможно, значит «догадка». Выходит, что это слово означало несколько различных понятий, зависимо от этимологического корня.

– Так что все-таки все-же оно ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава значило? – спросил Локен.

– 1-ая интерпретация выдает значение «враг» либо «соперник», но, как мне кажется, более пользующимся популярностью определением было «Сейтан».

– Сейтан, – повторил Локен.– Мне кажется, я уже слышал это слово.

– Мы… э… гласили о нем в Шепчущих Верхушках, – тихо произнес Зиндерманн и обернулся, как будто страшился, что его услышат. – О ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава нем было сказано, что это кошмарная дьявольская сила, уничтоженная золотым героем Терры. Как мы сейчас знаем, дух Самус, может быть, был местным эквивалентом для жителей Шестьдесят Три Девятнадцать.

– Вы верите в это? – воскрикнул Локен. – В то, что Самус был духом?

– В некий мере – да, – откровенно признался ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава Зиндерманн. – Я уверен, то, что я лицезрел тогда в горах, было не просто энергией варпа, невзирая на все утверждения Воителя в оборотном.

– А что вы сможете сказать об этом змее Сейтане?

Зиндерманн очевидно обрадовался, что разговор перебежал на более близкую ему тему.

– Если приглядеться повнимательнее, можно увидеть, что слово «змей» происходит ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава от 1-го из корней языка Олимпа, значащего «дракон», другими словами галлактический змей, который символизирует Хаос.

– Хаос? – заорал Локен. – Нет!

– Да, – продолжал Зиндерманн, нерешительно демонстрируя Локену отрывок текста. – Это тот «хаос» либо «змей», которого нужно одолеть хоть каким методом, чтоб вернуть порядок и сохранить жизнь. Этот змей-дракон обладает величавой ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава силой, и годы его власти были отмечены величавыми амбициями и рвением к риску. В книжке сказано, что интенсивность событий, происходящих в год дракона, растет втрое.

Локен попробовал скрыть кошмар, посеянный в его душе словами Зиндерманна. Обрядовое значение змеи и занимаемое ею место в мифологии только укрепили его убежденность, что происходящий ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава на Давине ритуал исцеления способен принести только вред. Он перевел взор на лежащую перед ним книжку.

– А это что?

– Это отрывок из «Книги Атума», – с некой опаской ответил Зиндерманн. – Клянусь, я только не так давно нашел его. Я ничего такового не подразумевал и не думаю, что… В конце ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава концов, это просто какая-то ересь, не так ли?

Локен принудил себя прочесть пожелтевшую от времени страничку, и каждое слово, достигая его разума, каменной тяжестью ложилось на сердечко.

Я Хорус, выкован из тел Старых Богов,

Я тот, кто подчинился Хаосу,

Я величайший разрушитель всех и вся.

Я тот, кто ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава поступал согласно собственной воле

И тем обрек на погибель дворец собственных желаний.

Такая участь познает всех, кто, как и я,

Шагает по зигзагообразному следу змеи.

– Я не знаток поэзии, – сурово бросил Локен. – Что все это означает?

– Это предсказание, – нерешительно произнес Зиндерманн.– Оно предсказывает время, когда мир возвратится в ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава состояние начального Хаоса и сокрытые силы высших богов воплотятся в новеньком змее.

– Кирилл, у меня нет времени для метафор,– проворчал Локен.

– Если рассматривать только основное значение, – объяснил Зиндерманн, то в предсказании говорится о смерти Вселенной.

Сеянус нашел его на ступенях сводчатой базилики. По обе стороны от широкого входа стояли облаченные в погребальные ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава саваны скелеты и держали впереди себя пылающие курильницы. На город уже опустились сумерки, но улицы все так же были запружены паломниками, несущими в руках зажженные свечки либо фонари.

Хорус поднял взор на приближающегося Сеянуса. В хоть какое другое время шествие людей, несущих свет, показалось бы ему прекрасным ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава зрелищем. Ранее вид пышноватых процессий в его честь раздражал Хоруса, но сейчас он тосковал по праздничным церемониям.

– Вы узрели все, что желали узреть? – спросил Сеянус, присаживаясь рядом с ним на ступени.

– Да,– кивнул Хорус. – Я желаю покинуть это место.

– Скажите только слово, и мы можем в хоть какое время покинуть этот ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава мир, – заверил его Сеянус. – Но вы должны узреть кое-что еще, а у нас не так много времени. Ваше тело погибает, и выбор нужно сделать ранее, чем процесс зайдет так далековато, что даже силы варпа будут не в состоянии посодействовать.

– Насчет выбора, – произнес Хорус, – это то, о ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава чем я думаю?

– Вы сами должны решить, – ответил Сеянус тогда, когда двери базилики раскрылись перед ними.

Хорус обернулся через плечо, и там, где он ждал узреть черный вестибюль, появилось пятно света.

– Ну, отлично, – произнес он, вставая и делая поворот к свету. – Куда мы отправляемся сейчас?

– К самому началу, – ответил Сеянус.

Хорус ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава переступил через световые врата и оказался в помещении, напоминавшем огромную лабораторию с глухими стенками, закрытыми железными и серебряными панелями. Воздух оказался стерильным и очень прохладным. Зал был заполнен сотками людей, одетых в белоснежные герметичные костюмчики с отражающими золотистыми визорами. Они все сконцентрированно работали на золотых станках, выстроившихся ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава длинноватыми рядами.

Над головой каждого рабочего временами подымалиь облачка пара от дыхания, руки и ноги поверх балахонов обвивали длинноватые трубки, тянувшиеся из томных портфелей. Невзирая на то что никто не произносил ни слова, значительность выполняемой ими работы была полностью осязаемой. Хорус окинул взором создание; как и в мире преклонения ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава, местные жители не направили на него ни мельчайшего внимания. Интуитивно он сообразил, что они с Сеянусом оказались глубоко под поверхностью некий планетки.

– И где мы сейчас? – спросил он. – И когда?

– На Терре, – ответил Сеянус. – На рассвете новейшей эпохи.

– Что это значит?

В ответ на его вопрос Сеянус показал рукою ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава на далекую стенку лаборатории, где мерцающий овал силового поля охранял серебристо-стальную дверь. На железной поверхности показывался выгравированный символ аквилы, также таинственные знаки, казавшиеся совсем неприемлимыми в лаборатории, созданной для научных трудов. Хорусу не хотелось даже просто глядеть на эту дверь, как будто то, что пряталось за ней, несло внутри себя ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава суровую опасность.

– Что находится за дверцей? – спросил он, отступая вспять от серебристого портала.

– Правды, которые вы не желали бы знать, – ответил Сеянус, – и ответы, которые вы предпочли бы не услышать.

В груди Хоруса появилось странноватое напряжение, и, поняв его природу, он постарался подавить это чувство. Невзирая на ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава все хитроумные усовершенствования собственного организма, он сообразил, что испытывает ужас. За этой дверцей не может быть ничего неплохого. Лучше бросить в забвении сокрытые там секреты и не пробовать завладеть потаенными сведениями.

– Я не желаю этого знать, – произнес Хорус, делая поворот спиной к двери. – Это очень.

– Вы бойтесь выяснить ответы? – сурово ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава спросил Сеянус. – Это не похоже на Хоруса, за которым я два столетия шел в бой. Хорус, которого я знал, никогда не уклонялся от неловких истин.

– Может, и так, но я все равно не желаю их знать.– Хорус уставился в пол.

– Боюсь, у вас нет выбора, друг мой, – произнес ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава Сеянус.

Хорус поднял голову и нашел, что стоит перед той дверцей. Снизу появились струйки пара, пробившиеся из-под поднимавшейся панели, а защитное поле рассеялось. С обеих сторон от двери зажглись мигающие желтоватые огни, но никто из работающих в лаборатории не направил внимания на то, что створка, медлительно поднявшись, пропала в стенке ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава.

За дверцей прятались какие-то сумрачные потаенны, Хорус уже никак не колебался в этом, как и в том, что не сумеет игнорировать искушение раскрыть их. Он должен выяснить, что скрывается за порогом. Сеянус прав – не в его привычках отступать перед неведомым. Он лицезрел страхи, обитающие в Галактике, но никогда ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава не дрогнул. И на данный момент будет так же.

– Отлично, – произнес он. – Демонстрируй.

Сеянус улыбнулся и хлопнул ладонью по наплечнику доспехов Хоруса.

– Я знал, что могу на вас рассчитывать, мой друг, – произнес он. – Вам будет нелегко, но мы бы не стали вам ничего демонстрировать, не будь ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава в этом необходимости.

– Делай то, что должен, – произнес Хорус, стряхивая с плеча руку Сеянуса. На лаконичный миг отражение Сеянуса в блестящей поверхности стенки задрожало, и Хорусу почудилось, что на лице его друга проступила змеиная усмешка. – Давай побыстрее покончим с этим.

Они совместно шагнули через морозную пелену, прошли меж железными стенками ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава по широкому коридору и оказались перед вточности такой же дверцей. При их приближении и эта железная панель плавненько поднялась наверх.

Открывшаяся за дверцей комната была в два раза меньше лаборатории, нагие стенки сверкали стерильной чистотой, и тут не было ни души. В помещении был гладкий бетонный пол, а ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава воздух оказался быстрее холодным, чем прохладным.

По центру комнаты проходила приподнятая дорожка, и по обе стороны от нее размещались 10 огромных цилиндрических контейнеров величиной с торпеду для бортового орудия. На боку каждого выгравирован номер. Из высшей части цилиндров вырывались струйки пара, как будто от дыхания. Под номерами были изображены те ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава же самые таинственные знаки, которые Хорус увидел на двери.

Каждый контейнер присоединялся к целому ряду странноватых устройств, о предназначении которых он даже не пробовал додуматься. Схожей технологии ему еще не приходилось созидать, и понять ее сущность с первого взора оказалось не под силу даже утонченному разуму Воителя.

Хорус поднялся ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава по железным ступеням, ведущим к дорожке, и услышал непонятные звуки, как будто удары кулаком по металлу. С высоты прохода он увидел, что в торце каждого контейнера имеется широкий лючок с колесом, схожим на руль, в центре, закрытым толстым листом бронированного стекла.

Из-под стеклянных крышек контейнеров лупил ослепительный свет, и весь ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава воздух был насыщен энергией. Что-то в этой картине казалось Хорусу страшно знакомым, и он ощущал неодолимую потребность выяснить, что находилось снутри цилиндров, но вкупе с тем страшился того, что мог узреть.

– Что же все-таки это такое? – спросил он Сеянуса.

– Логично, что вы не вспомнили. Прошло уже больше ГРАНЬ СТАНОВИТЬСЯ ТОНЬШЕ 6 глава 2-ух веков.

Хорус наклонился и протер запотевшее стекло наиблежайшего контейнера. Щурясь от броского света, он попробовал разглядеть, что все-таки находилось снутри. Свет слепил глаза, а в контейнере шевелилось что-то черное, как будто клуб дыма под порывами ветра.

Нечто увидело его. Нечто подвинулось поближе.


grafik-vipolneniya-i-sdachi-samostoyatelnoj-raboti-studentov.html
grafik-vipolneniya-i-sdachi-zadanij-po-vneauditornim-zanyatiyam.html
grafik-vipolneniya-i-sdachi-zadanij-srs.html